Какое сказочное свинство!

Мало прислушаться к себе, надо ещё осмыслить ахинею.

Горячие финские будни

Разговоры на популярную тему «пора валить» чаще всего спотыкаются о простой вопрос: а куда уезжать и что там делать? В новом спецпроекте «Деньги» расскажут, как наши соотечественники устраиваются за границей. Начать мы решили с соседней Финляндии.

Бизнес в обмен на гражданство
Антон Сучков и Андрей Иванченко, предприниматели из Санкт-Петербурга, никогда не работали вместе в России. Сейчас собираются работать вместе в Финляндии. Осенью они зарегистрировали здесь компанию и получили вид на жительство. Скоро сюда переедут их семьи.
На первый взгляд странный выбор: страна с населением 5 млн, маленький рынок, задворки Европы. Однако столица Финляндии Хельсинки — космополитичный город, здесь в центре чаще услышишь английскую речь, чем финскую. По данным статистического центра Финляндии, на конец 2011 года доля постоянно проживающих иностранцев составляла 4,8% всего населения страны, почти 250 тыс. человек. Большинство живет в Хельсинки. И подавляющее большинство из них (26%) — русские либо выходцы из бывшего СССР. По данным того же статистического центра, только за десять месяцев прошлого года (с 1 января по 31 октября) россияне подали 4046 заявлений на получение вида на жительство. С огромным отрывом от них отстают китайцы (1342) и индийцы (1039). Российские инвестиции в Финляндию, по данным финского Центробанка, составляют около €600 млн в год, однако если учитывать вложения через офшоры, то сумма оценивается более чем в €6 млрд.
Андрей Иванченко объяснил свой выбор несколькими мотивами. Он владеет компанией в Питере с ежегодным оборотом 50 млн руб. и давно разочаровался в российском бизнесе. Мол, надоело.
— Понимаете, общая налоговая составляющая в России более 50%,— рассказывает Андрей.— Но ведь у нас огромная дополнительная составляющая в виде откатов, взяток. В некоторых сферах доля отката достигает 80% — это ж ни одна бухгалтерия не обелит такие суммы. Вот и уходят люди в тень. И по-прежнему власти кошмарят бизнес. Просрочил один день с выплатой налогов, чисто случайно,— все, суд, неприятности. Нет правил игры.
Зато в Финляндии правила игры четкие и понятные. Налоги высокие: НДС — 24%, подоходный налог прогрессивный (для нерезидентов – 35%). Но на этом все. Заплатил налоги — и никто тебя не тронет.
— А не пугает работа на новом рынке, в неизвестной среде? — спрашиваю. Нет, не пугает. Андрей в 2009 году получил диплом MBA международного образца. В какой-то момент они с Антоном пришли к мысли, что неплохо было бы применить свои предпринимательские таланты в другой стране. Канада и США далеко. В Западной Европе нас не особенно любят. А Финляндия близка и территориально, и по духу.
Регистрация фирмы оказалась довольно простым процессом: заполняешь определенные формы и в течение 10 дней становишься местным предпринимателем, фирменный счет в банке открывается еще до подачи документов за полчаса. И остается только заключить договор с бухгалтерской фирмой.
После этого компаньоны подали документы на получение временного вида на жительство. Оно выдается сроком на год, а после подтверждения продлевается еще на четыре года. После чего можно претендовать на постоянное жительство либо гражданство. Важное условие — проводить не менее половины этого срока в стране пребывания.
Один из способов осесть в Финляндии – поступить на учебу в вуз или колледж. Одно время велась кампания по привлечению учащихся в колледжи (местные ПТУ). За 2011 год таким студентам было выдано 6 тыс. видов на жительство. Наталья из Петрозаводска пошла учиться на повара. По окончании учебы дается шесть месяцев на поиск работы. Она зашла в первое попавшееся кафе в центре Хельсинки и получила работу администратора. То есть здесь не торгуют видами на жительство, как во многих других странах,— важны только ваши деловые качества. Отметаем такие нетипичные и не поддающиеся планированию варианты, как брак с гражданкой или гражданином Финляндии (тем более фиктивные), а также переселение на основании финского происхождения (еще недавно действовала программа по переселению в Финляндию ингерманландцев, но она завершилась в 2011 году, по ней переехало 30–40 тыс. человек).
Но открыть фирму еще недостаточно. В ней должно быть как минимум два члена правления, один основной (владелец акций), второй резервный, причем один из них должен быть гражданином одной из стран Евросоюза. Если у вас очень «личный» бизнес — врач, адвокат, бухгалтер, нотариус,— то вы можете не нанимать работников и сами себе платить зарплату (минимум €2,5 тыс. в месяц).
Теперь следует заранее предупредить особо хитроумных соотечественников: не стоит пытаться создавать фиктивные фирмы и имитировать бурную деятельность, финансируя ее из собственных средств. Если властям покажется, что вы отмываете деньги, то последствия будут суровые, вплоть до лишения права въезда на территорию Финляндии, а следовательно, и в ЕС. Фирма должна приносить прибыль. Пусть даже это будет €10 тыс. за год — тогда власти будут понимать, что вы работаете, а не просто прокачиваете средства, полученные от продажи квартиры или сдачи в аренду особняка на Рублевке.
Сами затраты на бизнес-процесс не кажутся особенно серьезными. Открытие фирмы обойдется в €2 тыс. Получение вида на жительство и разрешения на работу (оно открывается вместе с видом на жительство, ограничения касаются только студентов, которые имеют право работать строго определенное количество часов в неделю) — еще в €3 тыс. Потом вам придется взять в банке заем на выплату зарплаты себе и сотрудникам. Плюс аренда офиса — допустим, €500 в месяц, то есть €6 тыс. в год. Плюс, как мы уже говорили, необходимо показать хотя бы минимальную прибыль, допустим €1 тыс. за месяц. Плюс налог на прибыль — 24%. Итого общие затраты на поддержание видимости деятельности могут составить €50–80 тыс. а год. Правда, небольшая часть этих денег все равно вернется к вам — в виде зарплаты. Но согласитесь, не очень осмотрительно выбрасывать такие деньги в течение пяти лет (пока вам выдадут постоянный вид на жительство). Потому что если контролирующие органы заподозрят вас в фиктивной деятельности, то все быстро станет явным — Финляндия очень информационно прозрачная страна.
Наши люди в Суоми
Сижу в номере, пишу письмо домой: «У меня все хорошо, живу в Хельсинки в тюрьме, кормят по утрам, шконка удобная, днем выпускают на работу, вечером — в бар. Местные шутники придумали переделать тюрьму в 5-звездный отель, предлагают купить у них наручники и тюремную робу. Местный ресторан называется “Уголовник”. Читаю местную стенгазету Jailhouse News».
Идея переделать пересыльную тюрьму Катаянокка в отель могла прийти в голову только изобретательным финнам. Здание качественное, находится на территории вроде нашей Марьиной Рощи — то есть поближе к постоянным клиентам. К 2007 году клиентура поиссякла, и пришлось искать для помещения новое применение.
Однако наши соотечественники давно освоили Финляндию и прикупили немало соблазнительной собственности, и лишь отчаянные эксцентрики снимают номера в бывших тюрьмах. Почти вся юго-восточная Финляндия скуплена россиянами — Иматра, Лаппеэнранта, Коувола, Котка, Лахти, Хамина. Пуск поезда «Аллегро», позволяющего добраться до Хельсинки из Питера за 3,5 часа, повысил спрос россиян на недвижимость в Финляндии. По словам Владимира Семенова, главы фирмы BestFinland, россияне в год покупают по 400–500 объектов недвижимости в стране — впятеро больше, чем жители стран Евросоюза. Самый дорогой город в Южной Карелии — Лаппеэнранта (или «Лапка» по-русски), здесь цены на недвижимость взлетели процентов на двенадцать. Наибольшим спросом пользуются дома на берегу озера или моря по €200–400 тыс. Участок для строительства на берегу водоема стоит от €50 тыс. (0,5–5 га), стоимость строительства из клееного бруса — €1500–2000 за 1 кв. м.
В прошлом году Лаппеэнранту посетило около 1 млн туристов из России, накупивших товаров и услуг на €200 млн. А в масштабах страны доходы от визитов россиян сравнимы с деятельностью крупнейшего финского концерна Nokia. Но жители Южной Карелии не очень довольны: они чувствуют себя немного не в своей стране. Но и россиянам нечем хвастать: обладание недвижимостью в Финляндии не дает им никаких прав, это все те же 90 дней пребывания за полгода по обычной визе. Единственный способ поселиться в этой стране всерьез и надолго (или поселить родителей, детей, членов семьи) — получить вид на жительство, для чего необходимо открыть здесь собственный бизнес. Если у вас есть специальность и вы хороший профессионал, то вы способны вести свое дело даже в стране, язык которой не известен никому в мире и правила жизни в которой вы не будете понимать еще много лет.
За десять дней пребывания в Финляндии мы встретили более десятка бизнесменов из России. Антон Сучков и Андрей Иванченко собираются оказывать рекламные услуги. Кроме того, у них договоренность об отправке «диких» иностранных туристов на сочинскую Олимпиаду. Они также имеют связи в Португалии по линии организации винных туров.
Михаил Быцак узнал, что в Хельсинки продается помещение по хорошей цене. До этого Быцак работал в торговле в России, на Украине, в Израиле и Германии. Он взял и открыл тут пельменную. Самые популярные блюда — пельмени и борщ. Заведение стало очень популярным, но, чтобы эту популярность поддерживать, Быцаку приходится самому много готовить и общаться с посетителями. Его мнение — финны очень уважают тех, кто много работает и приносит пользу. Во время нашего посещения его кафе был аншлаг, сесть было некуда. Вообще Быцак считает, что любая тема, связанная с российской культурой, кулинарией или историей, будет востребована: финны хоть и таят на нас обиду, но испытывают огромный интерес к нашей стране.
Это подтверждает и опыт магазина русской книги, музыки и кинофильмов Ruslania в Хельсинки. Андреас Агопов, сын финки и русского, ведет бизнес, который его родители основали 25 лет назад. Ruslania полон не только русских туристов, но и финских старушек. Это один из крупнейших в Европе магазинов, посвященных русской культуре.
Более десяти лет работает и магазин русских продуктов Kalinka в торговом центре Itakeskus. Правда, русские продукты поставляются в основном из Эстонии и Германии.
В городе Турку есть русский район Varissuo, где есть русские детсады и группы развития, там Микко Виролайнен из Петрозаводска ведет группу карате. Там же, в центре города, Валерий Мамыкин держит магазин сувениров: покупает магнитики в Китае за €0,5, а продает за €5. Жалуется, что в отличие от России и Америки в Финляндии не взлетишь, слишком маленький рынок, поэтому приходится много пахать и тщательно выкраивать время для отпуска.
Яна Йокинен, совладелица магазина детских товаров в торговом центре Kamppi, всю жизнь в торговле. Поэтому и в Хельсинки не растерялась. Вышла замуж, дочка работает с ней. Признает, что с русскими партнерами иметь дело проще: «Трудно попросить финнов внезапно изменить график доставки, да еще попросить включить нестандартные грузы. Зато Антон идет на это легко».
Антон Уймонен, переехавший в Суоми вместе с родителями из Карелии, ведет логистический бизнес с товарищем из Питера Андреем Вороновым. У его фирмы F1 Express две машины в Финляндии и три — в России, занимается экспресс-доставкой. Оборот — €500 тыс. в год. Аренда офиса — €400 в месяц, включая электричество и автостоянку. Он признает, что в Финляндии есть тоже свои неписаные законы: «Здесь важную роль играют связи и “братские” отношения. И субподрядные заказы крупных компаний часто отдаются не по ценовой политике, а “своим” по принципу “ты мне — я тебе”. Это не коррупция, а отношения».
И еще две истории, показывающие, что даже иностранец, не владеющий языками, не имеющий связей и друзей, способен организовать успешный бизнес в чужой стране. Наталья Суворова не по своей воле попала в Финляндию — ее мужа-инженера пригласили сюда работать. Наталья стала посещать курсы финского языка. За это государство доплачивает €600–800 в месяц плюс питание примерно €20 в день (вообще здесь полный социализм: не только образование, в том числе высшее для иностранцев, бесплатное, но и жилье государство оплачивает для малоимущих). Наталья по профессии бухгалтер-экономист. Чтобы подтвердить квалификацию, нужно сдать серьезный тест, и устроиться в местную фирму трудно. Наталья открыла собственную фирму — и обнаружила огромный спрос со стороны русских заказчиков. Им трудно общаться с финскими бухгалтерами: те никогда ничего не объясняют бесплатно, не предлагают советов. Наталья оказывает услуги малому бизнесу (это стоит около €5 тыс. в год) и неплохо себя чувствует. Особенно приятно, что претензии местных налоговиков можно оспорить в суде или даже накатать жалобу на слишком вредного чиновника.
Юрист Игорь Хитрухин женился на финке. Поначалу жили бедно. Выделили общежитие, где и родился первый сын. Игорь работал на почте, преподавал русский язык финским бизнесменам. Через год подтвердил диплом. Поступил в аспирантуру Хельсинкского университета, затем получил работу в адвокатском бюро.
Восемь лет назад он понял, что готов открыть свое дело. Россия сохраняет роль крупнейшего делового партнера Финляндии, ее доля в товарообороте Финляндии в минувшем году приблизилась к пиковому значению 2008 года — около 14% (у Германии — 11,2%, у Швеции — 10,9%). Общая сумма прямых финских накопленных инвестиций в России составляет почти €10 млрд. По оценкам российского торгпредства в Финляндии, российско-финская торговля дает около 160 тыс. рабочих мест в России и около 53 тыс. рабочих мест в Финляндии.
При таком мощном товарообороте неминуемы хозяйственные, налоговые или таможенные споры, вопросы в оформлении международных сделок. Пошел большой поток заказов с российской стороны: ведутся арбитражные, уголовные и общегражданские дела. Считается, что более 50 тыс. финских объектов недвижимости скуплено русскими. Только в агентство Хитрухина ежегодно обращаются 30–40 клиентов с просьбой помочь с видом на жительство. Многие российские собственники судятся по поводу раздела имущества, разводов, оформления опекунства над детьми. Работы невпроворот. Сейчас в агентстве семь юристов, два помощника и две секретарши. Каждое дело приносит €3–5 тыс. За прошлый год его небольшой офис на пятом этаже здания в самом центре Хельсинки заработал около €800 тыс. На столе у Хитрухина стоит награда с гравировкой на металле: «Принадлежит к высшему классу классификации ААА. Этот уровень классификации в 2012 году был достигнут только 3,9% всех компаний Финляндии».
И работы у юридического бюро Игоря Хитрухина будет только больше: россияне по-прежнему стремятся в страну спокойствия, стабильности и уверенности. Столь близкую и похожую на нашу, но чуть более европейскую.
Реклама

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: